Garage House

георг палладьев

В истории хаус-музыки существуют два клуба, которые оказали существенное влияние на развитие всего жанра: чикагский Warehouse и нью-йоркский Paradise Garage. Первый дал название, собственно, зародившейся там хаус-музыке, второй — развил направление его вокальной части.

  1. chicago house

Клуб Paradise Garage официально распахнул свои двери 17 февраля 1978 года. До него там располагалось другое ночное заведение — дискотека под названием Chameleon, которую запустили в декабре ‘75 года несколько смелых ребят. Изначально, это именно они превратили старую парковку для автомобилей в танцпол для молодежи. Увы, через несколько месяцев клуб ребятам пришлось закрыть. Вскоре это здание арендует бывший тусовщик Майкл Броуди (Michael Brody). У него уже был опыт создания и руководства подобных заведений — летом 1974 года в старом двухэтажном складе он основал первый свой клуб, Reade Street. Однако в семьдесят шестом на складе Броуди уже висел замок. Но Майкл не был огорчен, а грезил о более масштабных предприятиях. С тех пор, как он увидел, насколько диско-музыка воодушевляет нью-йоркских гомосексуалистов, в его планах было создание уникального заведения с неповторимой атмосферой. Правда, вскоре выяснится, что имеющейся наличности (110 тысяч долларов США, из них 30 тысяч на звуковое оборудование) оказалось недостаточно, чтобы переоборудовать весь гараж в клуб; и было решено для начала обустроить небольшую часть помещения парковки, постепенно увеличивая влияние с приходом доходов.

Первый клуб Майкла находился недалеко от нынешнего — в пяти минутах езды от 84 King Street Garage (так по-черновому назывался клуб с момента приобретения Майклом Броуди помещения до официального открытия зимой 1978 года) в том же районе Сохо. Раньше там располагались многочисленные ткацкие фабрики и прочие производственные здания, а позже уже пустующие помещения стали сдавать в аренду художникам, архитекторам, музыкантам и просто обычным людям. В этой же зоне находился и основанный в феврале ‘70 года клуб Loft (чердак), который оказал на Майкла Броуди огромное влияние.

Larry Levan

Ранней весной 1977 года в бета-версии клуба Paradise Garage начали проводиться первые вечеринки, прозванные «строительными» — constructions parties. За вертушками стоял двадцатитрехлетний Ларри Леван (Larry Levan) — пожизненный и бессменный диджей Paradise Garage, благодаря которому клуб войдет в историю, а сам Леван, безусловно, будет ассоциироваться только с ним. Майкл и Ларри были знакомы еще со времен складского опыта Броуди, они уже тогда мечтали о совместном клубе: шикарном, особом и только для своих. Так все и сложилось: Paradise Garage создавался изначально для гомосексуалистов; это был клуб не для всех. Не в смысле, что богатые для богатых — отнюдь, это был клуб по интересам и аудиторию его составляли абсолютно разно обеспеченные люди, но с одинаковыми взглядами на жизнь и особым мироощущением. Это был клуб по приглашениям, Майкл Броуди перенял эту идею у ее создателя Дэвида Манкузо (David Mancuso) основателя клуба Loft.

Здание, в котором 11 лет располагался клуб Paradise Garage. Фото: Jamie in the Heights
Персональная годовая карта клаббера. Ее обладатель мог провести с собой еще четырех гостей.

Сначала клуб работал по субботам: к полуночи выстраивалась огромная очередь из желающих войти. Наконец, ровно в 0:00 двери открывались, приглашая всех «своих». В половину седьмого утра двери клуба закрывались, и действо переходило во вторую стадию; посетители расходились только уже к полудню или даже к вечеру. Очевидцы рассказывали, что самое веселье в Paradise Garage начиналось к четырем утра. Вскоре клубом начали интересоваться и гетеросексуальные слои населения. Специально для них устраивали вечеринки в ночь с пятницы на субботу, а по праздникам и воскресеньям проводились смешанные вечера, где присутствовали представители разных сексуальных ориентаций. Довольно быстро Paradise Garage обрел славу очень своеобразного, интересного, заманчивого и порочного ночного заведения во всем Нью-Йорке — и при том, что клуб нигде официально не рекламировался; о нем исключительно говорили. «На мансарде здания висел огромный неоновый логотип клуба. Он был похож на церковь, — вспоминает диджей Джо Клоуселл, основатель вечеринок Body & Soul с воссозданной атмосферой „Гаража“ в нью-йоркском клубе Shelter, — Вот так отстоишь в очереди, заплатишь за вход и ты в раю. Paradise».

Когда в начале 80-х диско вышло из моды, и поток его новых записей стал постепенно иссякать, Paradise Garage расширил рамки своей музыкальной концепции. Собственно, Ларри Леван и раньше смешивал диско с родственными ему фанком и филадельфийским соулом. Теперь в ротации клуба все больше доминировали новые направления: электро, рэп и первые хаус-композиции, завезенные из Чикаго, где во многом на ситуацию повлиял друг детства Ларри — Фрэнки Наклc (по иронии судьбы изначально Левану предлагали работу в чикагском ныне легендарном клубе Warehouse).

Larry Levan @ Paradise Garage 1980

Запись с живого выступления

Про Ларри Левана говорят как о первом диджее, что всерьез расширил границы своей профессии — он занимался не только подборкой и сведением композиций, он жил клубом и своей работой. Каждую неделю, от выступления к выступлению, он переставлял динамики и полностью менял расположение освещения в помещении. «Иначе люди не придут. Ведь они знают, что в следующий раз все будет по-другому», — утверждал Ларри. И был прав. Он во многом способствовал преобразованию клуба в дружеское заведение. Paradise Garage часто сравнивают с очень богемным и пафосным Studio 54, что открылся в ‘77 году в деловом центре Нью-Йорка и США — Манхэттене. Достоинство «Гаража» было в том, что многие знаменитости приходили туда потанцевать и отдохнуть как обычные люди; тогда как в «Студию» они приходили, чтобы показать себя, выступить и насладиться всеобщим обожанием. В «Гараж» в роли рядовых посетителей частенько заглядывали Мик Джаггер, Эдди Мёрфи, Бой Джордж, Дайана Росс, Стиви Уандер и Майк Тайсон. Леван не только занимался записью собственных треков, но и созданием ремиксов другим музыкантам, а также делал интересные авторские вступления к понравившимся трекам. Рассказывали, что Ларри мог выстроить из целой колонны композиций, игравших за ночь, целую историю — он верил в диско-завет love is the message (любовь — это обращение) и так многие узнавали о его настроении сегодня; он так общался с аудиторией, он менял ее настроение и заряжал положительными впечатлениями. Весь этот замес из музыкальных, духовных, и интерьерных взаимоотношений и сформировал ту атмосферу клуба и то представление о музыке, насыщенной чувствами и глубокими переживаниями.

Serious Intention
You don’t know
1984

Paul Scott
Off the wall
1985

Прототипами гараж хауса считают две композиции из двух городов: Serious Intention — You don’t know, выпущенная нью-йоркским лейблом Easy Street Records, и Off the wall Пола Скотта, выпущенная ньюаркским лейблом Ace Beat Records (штат Нью-Джерси). Ньюарк, надо сказать, в становлении гараж хауса сыграл не меньшую роль, чем клуб Paradise Garage (хоть о последнем и говорят чаще). Там находился не менее легендарный, но менее известный клуб Zanzibar. Его основал владелец гостиницы «Линкольн» Майлз Бергер (Miles Berger) после посещения заведения, в котором играл Ларри Леван. Бергер настолько был впечатлен уведенным, что захотел открыть у себя в Ньюарке копию «Гаража». Торжественное открытие состоялось в последние дни августа ‘79 года на втором этаже гостиницы Майлза. Очевидцы рассказывают, что их город с населением в триста тысяч человек не видел ранее такого пышного открытия-события. У Бергера были благие намерения: он хотел привить жителям особый нью-йоркский музыкальный вкус и, надо сказать, у него получилось даже больше — специалисты потом будут говорить о том, что Zanzibar сформировал особое нью-джерсийское звучание, New Jersey Sound.

Последняя ночь в клубе. Снимок из диджейской Ларри Левана. Фото: Tina Paul

1987 год оказался для Paradise Garage последним. Его создатель Майкл Броуди уже был не в состоянии заниматься делами клуба — СПИД забирал последние силы. Заведение сотрясалось от внутренних скандалов, связанных с распространением химтоваров и сокрытием доходов от налоговой полиции. Последний 48-часовой вечер в Paradise Garage состоялся 27 сентября, а еще через три месяца не стало и самого Броуди. Посетители осиротели, восстановить клуб в другом месте — неподъемная задача. Больше всех пострадал резидент «Гаража» Ларри Леван. «Король остался без своего королевства» — говорили о нем. Ларри переживал потерю клуба очень остро, он еще больше подсел на стимуляторы, табак и выпивку, и стал постепенно угасать. Лишь на рубеже восьмидесятых-девяностых, после долговременных выступлений в клубах и гастролей с друзьями, где он почувствовал вкус жизни, ему стало лучше. Три месяца ‘91 года он провел в Британии, занимаясь ремиксами и написанием новых треков, а также настройкой аппаратуры для вот-вот открывающегося клуба Ministry of Sound в Лондоне.

Ларри Левана не стало 8 ноября 1992 года, после ошеломительного турне по Японии — у него был эндокардит (воспаление внутренней оболочки сердца), который, конечно же, не мог никуда деться после таких убойных доз химстимуляторов. «Его вкусы изменили танцевальную клубную музыку» — напишет в его некрологе ежедневник The New York Times.


Закрытие клуба становится катализатором стремлений и настроений. За одиннадцать лет его существования выросло уже целое поколение диджеев и музыкантов, воспитанных на атмосфере и музыке «Гаража». Плюс к ‘88 году хаус-музыка уже вышла за пределы родного Чикаго и пересекла океан, где начала пользоваться невероятным спросом. Бывшие посетители «Гаража» открывают небольшие лейблы, из-под которых выходит припудренная на хаус-манер музыка, которую заводил некогда Ларри Леван. В короткий период рождаются будущие гиганты дип и гараж хауса — лейблы Nu Groove и Strickly Rhythm в Нью-Йорке и Movin’ в Ньюарке.

  1. deep house

Tony Humphries

В «Занзибаре» к тому времени уже несколько лет танцполом заведует Тони Хамфрис — человек с невероятно темным лицом и светлыми глазами. Свежеобразованные ньюаркские лейблы назначают самый знаменитый клуб штата площадкой для испытания выходящих треков. Рожденное под ярким светом сочной иллюминации клуба и в стенах звукозаписывающих студий звучание вскоре прозовут по имени административной единицы Америки — нью-джерсийским, The New Jersey sound; и не последнюю роль в его культивации сыграет его символ — радио-диджей Хамфрис. Более того, специалисты утверждают, что именно звучание штата Нью-Джерси, а не Нью-Йорка, стало основополагающим в гараж хаусе и только по стечению обстоятельств garage house не назвали Zanzibar или NJ (Нью-Джерси) хаусом.

Park Avenue — Don’t turn your love (Tony Humphries classic vocal remix) 1991

Авторы оригинала и исполнители Рико Тайлер, Тодд Джексон
Обработка Тони Хамфрис
C сингла Don’t turn your love, лейбл Classic Club Records

Robin S. — Show me love (Stonebridge club remix) 1992

Авторы оригинала Аллен Джордж, Фред Макфарлейн
Исполняет Робин Стоун
Обработка Стэн Хальстрём
C сингла Show me love, лейбл Big Beat

Farley ‘Jackmaster’ Funk
Love can’t turn around
1986

Jack Master Silk
Jack your body
1987

Историю с путаницей объясняют британским музиздательством Jack Trax, который первым заключил контракт с чикагским лейблом D.J. International и первым представил Европе американскую новинку — хаус. (Это благодаря его стараниям аутентичные синглы Love can’t turn around и Jack your body прорываются на первые места главного хит-парада Великобритании.) В 1987 году британцы, почувствовав новые веяния, покупают права на издание нового материала и для этого открывают дочерний лейбл — Garage Trax. Ежегодные компиляции The sound of New York Garage выходят во всех доступных форматах того времени (аудиокассеты, виниловые пластинки, компакт-диски), однако они имели заведомую погрешность — большинство выпускаемого на них материала принадлежало не нью-йоркским лейблам, а ньюаркским. В Британии, видимо, решили, что Ньюарк является либо пригородом Нью-Йорка (несмотря на расстояние в 20 километров, они являются владениями разных штатов); либо одним и тем же городом (ввиду созвучия названий); либо произошла простая подмена понятий в силу недостатка информации — в Королевстве подумали, что Paradise Garage находится в Ньюарке. СМИ тоже не обратили внимания на ошибку — она вскрылась уже когда что-либо трудно было менять — термин garage прочно закрепился в словарном запасе тусовщиков-меломанов.

В Чикаго хаус-музыку с выразительной глубиной чувств называли дип хаусом, deep house. В ньюаркском «Занзибаре» то, что играл Тони Хамфрис, называли клубной музыкой, club. В Нью-Йорке подобные записи именовали, конечно же, гаражом. Еще во времена бурной популярности клуба, возвращающиеся с ночной дискотеки тусовщики каждое утро атаковали расположенный рядом магазин Vinylmania с вопросами и просьбами продать им записи, которые играл сегодня Ларри Леван. Те пластинки, независимо от их стилевой принадлежности — а, как правило, Леван ставил достаточно разношерстные треки, — продавали как гараж-музыку. (Аналогии с чикагским Warehouse и магазином Imports Etc. напрашиваются сами собой.) Сам Ларри, создавая и издавая собственные ремиксы на виниле, помечал их как garage version. Так что последователям, формирующим новый поджанр на обломках диско в конце восьмидесятых, было от чего отталкиваться.

Jomanda — Make my body rock (Feel it) 1988

Авторы Шери Уильямс, Дуэйн Ричардсон
Исполняют Джоанна Томас, Шери Уильямс, Ренее Вашингтон
C сингла Make my body rock (Feel it), лейбл Big Beat

Blaze — So special 1990

Авторы и исполнители Уилльям Хедж, Джош Милан, Крис Герберт
C сингла So special, лейбл Motown

Blaze

С использованием фрагментов давних а капелл, в гараж хаус приходит оперное понятие diva. Обычно оно применимо к певицам с голосами экстракласса — с расширенным диапазоном набираемых октав. Дива — буквально богиня, которая за счет своего таланта возвышается над слушателями, а они, приходя на ее концерты, почитают своим обожанием. Гараж хаус без особого труда перенимает традиции соул-, госпел- и ритм-н-блюзового исполнений. В чикагском хаусе, с появлением семплеров, голос был чем-то вроде дополнительного инструмента, который циклично выбивал нужную ноту или слово на протяжении всего трека. Гараж хаус относится к вокалу с бо́льшим уважением — здесь партия солиста — самое главное как в песне, так и в самом поджанре. Ради него вся работа и затевается. Про гараж хаус, в котором звучит мощный голос сильной властной женщины, говорят, что он diva. Считается, что diva house по нраву либо девушкам, либо гомосексуалистам (а иногда и тем, и другим в одном лице), а потому vocal house, как его еще называют, — удел слабаков и геев. Именно такое было убеждение у британских клабберов, когда местные диджеи привезли американские пластинки и уворачивались от летящих в диджейскую бутылок и матерных выражений.

Adeva — первая дива гараж хауса родом из Ньюарка. Высокая, с точеными формами, в черных очках, одетая в унисекс и с черным параллелепипедом на голове (прическа хай-топ фэйд). В ее образе есть что-то от знаменитой черной Грейси Джонс; Эдива только дополнила имидж Грейс прошлого десятилетия уклоном в футуризм второй половины восьмидесятых. В окружении молодой певицы ее часто называют Аретой Франкин нового поколения (Видимо поэтому один из первых релизов Эдивы был кавер на песню Ареты — Respect). Еще учась в институте, ее преподаватели были удивлены глубоким и сильным голосом Патрисии (настоящее имя). «Девушка, да ты же богиня!» (You a diva!). Так и появился максимально созвучный с комплиментом псевдоним. В каталогах лейблов Нью-Джерси Эдива является чуть ли не главным открытием региона в гараж хаусе, его жемчужиной.

Adeva

Adeva — I thank you 1989

Авторы Кевин Льюис, Трой Паттерсон
Исполняют Патрисия Дэнилс, Бренда Микенс, Трой Паттерсон
C сингла I thank you, лейбл Cooltempo

В ‘87 году Фрэнки Наклс возвращается в Нью-Йорк. До этого было четырехмесячное резидентство в первых хаус-клубах Лондона, а до Британии был Чикаго с оставшейся там историей хаус-музыки, закрытым клубом Powerplant и безденежьем. Впереди — сотворение истории нью-йоркского гараж хауса. Фрэнки объединяется с диджеем пуэрториканского происхождения Дэвидом Моралезом, который жил неподалеку от Paradise Garage и пропадал там круглые сутки. Однажды ему довелось даже покрутить там пластинки и, по его признанию, он крутил бы их больше двадцати четырех часов, если бы его не вынесли оттуда :-) Фрэнки, за десять лет работы в Чикаго накопил достаточный опыт адаптирования старых и новых композиций к правилам танцпола. Союз двух мастеров (временами пополняющийся новыми людьми) получил название Def Mix. Моралез продолжил развивать технику переделки знаменитых хитов, которой научился у целого круга гуру клубного движения Нью-Йорка: Ларри Левана, Брюса Фореста, Ти Скотта, Стива Томпсона и Шепа Петтибоуна. Фрэнки видел зарождение хаус-музыки и был в тесном контакте со многими ее мастерами-первопроходцами, знал всю студийную закулису. Def mix — такую печать творческого объединения ставили ребята на заново спродюсированные песни, крутая обработка, и никак иначе :-) Имея солидный авторитет, к ним обращались за пропуском к клубной публике поп- рок- и ритм-н-блюзовые исполнители. Def Mix, в какой-то степени, задали стандарт ремиксов в гараж хаусе, подняли планку, к которой многие начинающие или сторонние музыканты начали стремиться.

David Morales

Mariah Carey — Dreamlover (David Morales def club remix) 1993

Авторы Дэйв Холл, Мэрайя Кэри
Исполняет Мэрайя Кэри
Обработка Дэвид Моралес
C сингла Dreamlover, лейбл Columbia

Frankie Knuckles

Karyn White — Hungah (Frankie Knuckles classic def remix) 1994

Авторы Джимми Джем, Терри Льюис, Карен Уайт
Исполняет Карен Уайт
Обработка Фрэнки Наклс
C сингла Hungah, лейбл Warner Bros. Records

На протяжении всех пиковых лет развития и популярности гараж хауса (с начала до середины девяностых) творческое объединение, буквально, подрывает танцевальную атмосферу Нью-Йорка: Дэвид Моралез тестирует обработки в клубе Red zone, Фрэнки Наклс обкатывает ремиксы в Sound factory — заведении, в котором работал персонал, собранный после закрытия «Гаража».

20 марта 1990 года Мадонна выпускает Vogue — эпохальную сингл-пластинку, в которой авторство напополам делит с видным диджеем, музыкантом и учителем нью-йоркских клубных богов Шепом Петтибоноун. Они сотрудничали и раньше — Шеп с середины восьмидесятых регулярно обеспечивал восходящую диву ремиксами и композициями к выходящим синглам и компиляциям, но только в Vogue все получилось так, что диск разошелся по всему миру тиражом в 6 миллионом экземпляров, срывает джек-пот в номинации «Лучший танцевальный сингл» на American Music Awards и становится самой успешной (продаваемой) записью Мадонны на тот момент. Таким образом, негласно хаус-музыка получила благословение высшей музыкальной касты Америки на существование и была выведена в широчайший мейнстрим.

Madonna

Madonna — Vogue (12″ version) 1990

Авторы Мадонна, Шеп Петтибоноун
Исполняет Мадонна
C сингла Vogue, лейбл Warner Bros. Records

Гараж хаус многомиллионного и многоконфессионального Нью-Йорка трудно свести к какому-то одному признаку. Здесь в едином порыве сплетается черная триада: соул, ритм-н-блюз и госпел. Музыкальное же звучание тристатысячного Ньюарка (New Jersey Sound) вычисляется проще — здесь сильно влияние именно госпел-музыки. Госпел — особая форма церковного пения в протестантских храмах. Поют, обычно, оды Всевышнему или стихи об уникальности каждого. Состоит коллектив из хора и солиста. Как и положено, солист занимает лидирующее положение как в пении, так и в позиции. Солист — это, как правило, мужчина или женщина с сильным и мощным голосом, способным пробудить чувства и достучаться до душ, находящихся на молебне в храме. Солист поет, хор подпевает. Аналогично и в современной госпел-музыке с добавлением импровизаций: солист поет одну часть текста — хор вторую; солист исполняет текст целиком — хор только значимые моменты или подключается в припеве, например. Одни из ярких представителей нью-джерсийского гараж (здесь даже уместнее сказать госпел) хауса — Blaze в композиции So special, прославляющей неповторимость каждого, содержит все необходимые атрибуты ньюаркского направления: хоровый бэк-вокал, хлопки в ладоши и провинциально звучащий орган. Даже в одноименном музыкальном видео участники группы одеты в сутаны.

Ньюарк еще с момента своего возникновения в 17 веке был городом, в котором строго соблюдали церковные каноны. И хотя религиозные ортодоксы уже не так рьяно отстаивают борьбу за умы, влияние веры от этого не уменьшилось. Большинство певиц из нью-джерсийского гараж хауса когда-то пели в церковных хорах (давняя традиция). Отсюда и стиль подачи. Основательница ньюаркского лейбла Movin’ Records Эбигэйл Адамс (Abigail Adams) утверждает, что успех поджанра заключается в том, что люди в нем поют от сердца, чувствуют лирику; исполняют не заезженные тексты, а то, во что сами верят. Тони Хамфрис описывает New Jersey sound как комбинацию самых разных звучаний, как душе приятную и проникновенную (soulful) музыку, больше ориентированную на вокал; как быстрый ритм-н-блюз.

D’Bora

Aaron Smith feat. D’Bora — Going round (UBQ original remix) 1994

Авторы Аарон Смит, Терри Хантер
Исполняет Дебора Липпетт
Обработка Аарон Смит
C сингла Going round, лейбл Vibe Music

Carolyn Harding

Carolyn Harding — I am what I am (Deep zone club mix) 1996

Авторы Майк Дельгадо, Маттиас Хайльбронн, Кэролин Гардинг, Роберт Гардинг
Исполняет Кэролин Гардинг
C сингла I am what I am, лейбл King Street Sounds

X Fade feat. Lavette — Good & Plenty love (DJ Pierre vocal remix) 1994

Авторы Натаниэль Пьерр Джонс, Данель Диксон
Исполняет Лаветт Гудман
Обработка Натаниэль Пьерр Джонс
C сингла Good & Plenty love, лейбл King Street Sounds

И хотя ньюаркские музыканты называют звучание нью-йоркского гаража глубоким, но грубым, в этом нет никакого противостояния городских атмосфер. Тони Хамфрис, например, больше пятнадцати лет (из которых девять — он совмещал с деятельностью в «Занзибаре») заправлял эфир нью-йоркской радиостанции Kiss FM еженедельными миксами, в которых прилежно представлял новых исполнителей. Ларри Леван, будучи еще резидентом клуба Paradise Garage, каждую среду доводил до сумасшествия публику в «Занзибаре», и продолжал зажигать огни в Ньюарке еще какое-то время после закрытия «Гаража». Некоторые ньюаркские музыканты и коллективы (Tony Humphries, Adeva, Blaze, Jomanda) издавались на нью-йоркских гараж-лейблах. Нередко на занзибарские вечера приглашались дивы из столицы мира для исполнения вживую их хитов. Новые гуру нью-йоркской танцевальной сцены — Франсуа Кеворкян и Дэвид Моралез — играли свои сэты в «Занзибаре».

‘Little’ Louie Vega — один из пионеров нью-йоркского гаража

Hardrive: 2000 feat. Lynae — Never forget (When you touch me) 1999

Автор Луи Вега
Исполняет Сара Девайн
C сингла Never forget (When you touch me), лейбл Strictly Rhythm

То, что нью-джерсийское звучание стало доминирующим в гараж хаусе, сыграло, видимо, и голосование долларом — слушатели охотно раскупали более мелодичные релизы с плотным присутствием вокала в композиции. Специалисты говорят и о влиянии заграницы — Британия оказалась очень впечатлена пластинками из Ньюарка. Тони Хамфриса, как видного деятеля хаус-музыки, она приглашала к себе неоднократно (как, впрочем, и диджеев из Нью-Йорка тоже). Да и культурные центры нового поджанра расположены не абы где, а совсем рядом. Еще в начале девяностых, у подножья нарастающей волны популярности гаража, было замечено взаимопроникновение атмосфер в общую музыку. А посему такой стилистической разницы, как, скажем, в хип-хопе западного и восточного побережий США, просто неоткуда было взяться.

735505389